Главная О нас Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
РЕСУРСЫ
Мережа активістів правозахисного руху

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
ОТОБРАЗИТЬ НА
Вход на сайт

Поиск
Календарь
«  Август 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Друзья сайта
Главная » 2010 » Август » 28 » Выступление на международной конференции неправительственных организаций людей-инвалидов
16.49
Выступление на международной конференции неправительственных организаций людей-инвалидов

 

Выступление на международной конференции

неправительственных организаций людей-инвалидов

с 22 по 25 августа 2010 г. в Одессе (Украина)

«Конвенция о правах инвалидов ООН - новый этап в международной деятельности

по ликвидации всех форм дискриминации в отношении инвалидов»

Большое сокровище Конвенция ООН о правах инвалидов

– огромный шанс и вызов для всех

Илья Зайферт

Большой честью и радостью является для меня возможность по приглашению Союза организаций инвалидов Украины и членов парламента Вашей страны выступить здесь, чтобы рассказать о накопленном нами в Германии опыте в области Конвенции о правах инвалидов ООН. Хотя мне впервые довелось гостить здесь, в Вашей огромной стране, в прекрасном городе Одесса, который я знал до сих  пор только по фильму Сергея Эйзенштейна «Броненосец Потемкин»,тем не менее, я снова встретил здесь добрых знакомых и друзей. Наше взаимное знакомство начинается не здесь. Нет, здесь мы продолжаем свой международный обмен опытом, в котором мне уже посчастливилось принять участие в Минске (Беларусь) и в Берлине (ФРГ). А в будущем месяце мы продолжим его в Алма-Ате (Казахстан). Мне важно подчеркнуть эту неразрывность. Здесь никому не надо начинать с нуля. Нам не нужно представлять ни себя лично, ни ситуацию у нас в странах. Кроме того, нам незачем тратить время на дипломатические комплименты. И то, что на каждой встрече заводятся новые знакомства, делает каждую поездку тем отраднее. Мы можем сразу переходить к делу. Так я и хочу поступить.


Сопротивление формируется на понятиях

Начиная с конца марта 2009 года, в ФРГ, как Конвенция, так и Факультативный протокол к ней являются действующей внутригосударственной правовой нормой. Это, несомненно, хорошо. Ведь эта Конвенция – большое сокровище. Однако мы отмечаем странную ситуацию: до принятия Конвенции в декабре 2006 года в ООН федеральное правительство проявляло тут явную активность. Оно даже создало возможность для нескольких, выдвинутых Немецким советом инвалидов, лиц принять участие в переговорах. В марте 2007 года ФРГ стала также одной из первых стран-подписантов. А затем началась тактика затягивания. Понять ее трудно. Ведь открытых противников нигде не видно. И, тем не менее, в целом мы с той поры едва продвинулись вперед. Все началось с борьбы за ратификацию. Она продолжалась до конца 2008 года. Оказалось, что главная трудность – это перевод на немецкий и, таким образом, толкование отдельных понятий, статей, а также всего характера Конвенции. Возможно, у Вас в Украине нет таких больших трудностей с переводом. Подозреваю, что у Вас в ходу русская версия. И все же я опасаюсь, что и тут могут возникнуть разные интерпретации тдельных понятий или даже целых взаимосвязей. И как раз в этих местах формируется у нас сопротивление. Внешне оно выглядит «объективным». Например, оно делает вид, будто мы уже стали «включенными в общество». Оно делает вид, будто в Германии уже давно выполнены все требования, вытекающие из Конвенции. Самым опасным документом в этой связи стал «Меморандум» Федерального правительства, приложенный в ходе процесса ратификации. Хотя он не является частью принятого закона и подвергся жесткой критике всех ораторов на дебатах в бундестаге, тем не менее, он существует. Вполне возможно, что он будет задействован, если для толкования тех или иных параграфов потребуется помощь судов.

                                                                             Цель – участие во всем

Но это еще не все. Что следует понимать под «участием во всем»,создание возможности для которого и является целью Конвенции? Как, например, понимать, «чтобы:

a) инвалиды имели возможность выбирать наравне с другими людьми свое место жительства и то, где и с кем проживать, и не были обязаны проживать в каких-то определенных жилищных условиях»?

(Статья 19а) Мы, те, кого это касается, интерпретируем это так, что даже комнаты на две койки в домах для инвалидов представляют собой нарушение прав человека. (Разве что, пара однозначно желает жить вместе). Другие идут еще дальше и понимают эту фразу так, что заведения подобные домам для инвалидов принципиально несовместимы с достоинством человека. Однако ведомства «не считают необходимым что-либо предпринимать». В действительности же есть комнаты на 4 и более коек. А в некоторых странах существуют даже многоместные спальные залы, где не знают таких слов, как частная, интимная сфера жизни.

Конвенция о правах инвалидов требует для инвалидов всего лишь равных условий, как и для всех остальных жительниц и жителей того же самого государства или региона. Никаких «роскошных условий» помимо этого. Конвенция сможет поэтому и для людей не инвалидов стать документом большой ценности, который позволит решающим образом улучшить условия их собственной жизни. Люди, не являющиеся инвалидами, тоже не хотели бы, чтобы их «размещали» в многоместных спальных залах, если они вынуждены жить в интернатах, например, в домах для детей или престарелых.

Итак, мы понимаем это как требование и обязанность как можно скорее создать условия, позволяющие, в том числе и людям с (тяжелейшими) недугами вести жизнь по своему усмотрению в своей квартире или в условиях совместного проживания, выбранных ими самими. Для этого нам требуется большое количество свободных от преград квартир. Для этого нам нужна плотная сеть служб для оказания услуг на дому, которые при необходимости работали бы круглосуточно. Для этого нам требуются ассистентки и ассистенты, которые не только помогали бы нам удовлетворять свои потребности, но и сами имели бы, в свою очередь, хорошие условия труда. Для этого нам нужна соответствующая потребности компенсация обусловленного инвалидностью изъяна, не в последнюю очередь денежная. Уже само перечисление позволяет догадаться, сколько законов нужно изменить, сколько постановлений следует исправить и

насколько следует привести в соответствие само отношение.

Еще один вопрос. Что означает создать свободную от преград среду обитания, включение в общество, свободное от дискриминации общение друг с другом? Это вообще возможно? Да, кое-кто даже спросит: «А нужно ли нам это»? Здесь становится очевидно, что необходима широкая общественная дискуссия. Не все поддается урегулированию «сверху»? Речь идет, в том числе, о философских вопросах. Из какого представления о человеке исходит наше общество? Разве только «здоровые», «богатые» и «красивые»,

«прилежные», более того, «полезные» заслуживают того, чтобы считаться равноправными членами общества?

                                  Самое неприемлемое словосочетание 20 века - „малоценная жизнь"

Уже по тому, как я ставлю вопросы, становится ясно, что ответ может быть только один: «НЕТ»! Но мы знаем, что существуют и совершенно противоположные мнения. В особенности ведущие специалисты в области биоэтики составляют простой, – но тем более жестокий для тех, кого это касается, - расчет затрат и результата. Кто за всю свою жизнь «расходует» больше общественных ресурсов, - например, помощь, уход, жилье, отопление, деньги, вспомогательные средства, - чем сам/сама «производит», тот является «бременем». Таким образом, палец прямо указывает на людей с тяжелыми недугами (и на других, так называемых «слабых», например, бездомных, людей на длительной безработице, наркоманов и т. д.). Дескать, необходимо (политически) решить, сколько подобного бремени «хочет себе позволить» общество.

В Германии большой отпечаток на сознание инвалидов наложила нацистская «эвтаназия». В то время проводилось массовое и систематическое умерщвление «идиотов», «слабоумных» и прочих «бесполезных едоков». И вовсе не случайно, что официальное решение было принято нацистским правительством как раз в тот день, когда оно напало на Польшу, развязав тем самым вторую мировую войну: 1 сентября 1939 года. История свидетельствует о том, что в свое время это почти никого не смутило, не говоря уже о серьезном сопротивлении. Нет, врачи даже распространяли пропаганду, что, мол, это «избавление», когда «малоценной жизни» положен конец. Малоценная жизнь! Понятие, которое, по моему мнению, в списке неприемлемых слов 20 века должно бы стоять на одном из самых первых мест. Но на этом извращение не кончается. Не все, кто стал жертвой «эвтаназии», был попросту умерщвлен. Нет, на некоторых врачи и прочие ученые проводили сначала «эксперименты». Например, опробовали новые медикаменты. Но и пресловутый «циклон Б», с помощью которого позднее эсэсовцы наладили промышленное уничтожение миллионов евреев, антифашистов, гомосексуалистов, синти и рома в Освенциме и других лагерях уничтожения, прошел сначала «испытание» на инвалидах. Для нас этот отрезок истории полон травматизма. То, что было, может повториться. Не только в Германии. Мы этого боимся. Против этого мы боремся.

                                               Для каждого человека: неприкосновенное достоинство

И мы знаем, что у нас есть хорошие аргументы. Одним из них является первое предложение нашей Конституции, Основного закона ФРГ. Там однозначно говорится: «Достоинство человека неприкосновенно». Достоинство каждого человека! Независимо от каких бы то ни было свойств, способностей или прочих индивидуальных признаков. Эта концепция достоинства – путеводная нить, которая призвана пронизывать всю политическую и административную, но вместе с тем и всю научную деятельность, каждое публицистическое изречение. Это один из основных устоев декларации прав человека. Именно этой традиции следует и Конвенция о правах инвалидов. Она интерпретирует и уточняет, что все права человека, само собой разумеется, неограниченно распространяются и на людей с любыми недугами. По сути, это должно быть само собой разумеющимся. Но поскольку это не так, то Конвенция о правах инвалидов снова обращает наше внимание на данное измерение.

Конвенция преодолевает медицинский взгляд на инвалидность. К сожалению, пока что не во всем мире это стало само собой разумеющимся. Все еще бытует мнение, что все и всегда, у каждого человека подлежит «лечению». Но нельзя - и не нужно! - «чинить» каждого человека. Гораздо важнее создать условия для того, чтобы людям с инвалидностью тоже хорошо жилось. Конвенции свойственно такое представление о человеке, согласно которому инвалидность и хронические или психические заболевания воспринимаются как само собой разумеющаяся составная часть любого общества. Она придает социальное измерение инвалидности.

И она поднимает на уровень прав человека оттеснение бытности инвалида преградами любого рода (не в последнюю очередь в умах), т. е. возможность участия и развития личности. Это огромный прогресс! И громадная задача.

                                                      Не давать себя противопоставлять друг другу

Все партии, представленные в бундестаге, а также правительство в своем коалиционном соглашении указывают на значение Конвенции о правах инвалидов ООН. Но пока на федеральном уровне нет планов действий по ее реализации. А ведь это один из основных участков деятельности на период данной легислатуры в землях, муниципалитетах, в федерации и в Европе. И все-таки Конвенция, даже частично, не сможет сама по себе воплощаться в жизнь. Нет такого улучшения, от которого мы смогли бы отказаться. Вот почему важно, чтобы инвалиды не давали себя противопоставлять друг другу. Вместе с тем опасность велика. Так, люди, передвигающиеся с помощью инвалидной коляски, считают, что можно обойтись без жестомимического языка. Людям с отсутствием слуха и зрения не нужны местные понижения бортового камня тротуара. Пожилым не столь важна система обучения в школах и т. д. и т. п. Если бюрократам, дискриминирующим, политикам, экономистам, врачам и другим противникам самоосвобождения инвалидов удастся нас так стравить друг с другом, то мы останемся в проигрыше. Это путь в никуда. Ведь нам ничего не достанется даром. Все должно добываться солидарным трудом. Своими силами! Теперь мы должны работать с помощью Конвенции, чтобы добиться наибольшего результата и привлечь на свою сторону как можно больше людей. Кстати, под «мы» я подразумеваю всех людей доброй воли с инвалидностью и без нее, поскольку полное осуществление Конвенции пойдет на пользу всем и всякому.

                                                             Дорога общности - яркое сияние алмаза

В том сокровище, которым является Конвенция, ярче всего, подобно алмазу, сияет для нас путь, на который она нас наставляет – дорога общности. Здесь встает вопрос не о том, чтобы теперь, после тысячелетий более или менее сознательного угнетения инвалидов их помощниками, настала пора установить «господство инвалидов над своими помощниками», а о том, чтобы идти рука об руку. Ей присущ «принцип пользы для всех».

И ведь, в самом деле, поражает, каким чудесным образом совпадают интересы людей инвалидов и не инвалидов, когда осмысленно соблюдаются особые потребности и специфический опыт инвалидов.

Вот всего лишь несколько примеров:

-     Аудиокниги. Задуманные изначально в качестве «замены» для неспособных читать людей с отсутствием зрения, они являются сегодня весьма популярным изделием. Их, например, хорошо слушать в машине, отправляясь в дальний путь.

-       Однорычажная смесительная арматура. Изначально создавалась в помощь для людей с короткими, искалеченными руками (например, для пострадавших от медикамента «Контергана»). А сегодня в Германии без них не сыщешь заново построенных или модернизированных ванных комнат.

-      Пандусы и лифты. Для людей, передвигающихся с помощью инвалидной коляски, это зачастую единственная возможность преодолеть различия в высоте (например, на вокзалах). Но все пассажиры с багажом или с велосипедом тоже любят пользоваться ими.

Просмотров: 555 | Добавил: ВАРВАРА2398 | Теги: речь, оон, Бундестаг | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar