Главная О нас Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
РЕСУРСЫ
Мережа активістів правозахисного руху

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
ОТОБРАЗИТЬ НА
Вход на сайт

Поиск
Календарь
«  Февраль 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28
Друзья сайта
Главная » 2011 » Февраль » 7 » «Тюрьма» для инвалидов
23.00
«Тюрьма» для инвалидов
5133

В Новоильинском районе Новокузнецка есть место, где не действует Конституция России. В Доме-интернате для престарелых и инвалидов № 2 общего вида есть комната, куда неугодных проживающих без милиции, следствия и суда запирают на несколько суток. Условия в этом изоляторе иначе как пытками и не назовешь: в туалет сходить невозможно, медицинская помощь больным не оказывается. Кроме того, в интернате людей обыскивают и изымают их личные вещи. И это не единственная беда, на которую инвалиды пожаловались губернатору.

Губернатору
Кемеровской области
Тулееву А.Г.
Уважаемый Аман Гумирович, убедительная просьба разобраться в ситуации, сложившейся в Новокузнецком доме-интернате для престарелых и инвалидов № 2.
В этом письме изложена суть наболевших проблем.
О кадрах.
На фоне катастрофического недостатка младшего медицинского персонала (санитары, санитарки, уборщицы) сильно раздут штат управленческого персонала (бухгалтеры, экономисты и т.п.). Доходит до того, что полы в комнатах 2-го блока моются 1 раз в неделю. Иногда в интернате остаётся 1 медицинская сестра в ночную смену на весь дом, как следствие этого ночью обратиться за медицинской помощью не к кому, т.к. найти её не представляется возможным (5 этажей и 2 блока). При отсутствии дезинфектора, в наличии психологи, фельдшеры, доктора различных направлений, от которых на практике большого толка нет, т.к. диагностика заболеваний не проводится. В лучшем случае проживающий направляется в соответствующее лечебное учреждение (ожидание отправки в медицинское учреждение длится неделями).
Социальные работники не занимаются проблемами проживающих. На просьбы направить куда-либо запрос, навести справки в том или ином учреждении ответ один: «Это не наша работа, обращайтесь к родственникам».


На просьбы о выдаче необходимых средств реабилитации (в соответствии с Индивидуальной программой реабилитации, утверждённой Медико-социальной экспертизой) получаем немотивированные отказы (пока не начинаются скандалы, жалобы и другое).
В интернате есть швейная мастерская, однако на просьбы о пошиве чехлов для инвалидных колясок и тому подобных предметов – отказ. Мотивация: отсутствие материалов, выкроек, либо это работа не по профилю.
При наличии в интернате штатной единицы массажиста, массаж проводится только за наличные средства проживающих.
Об изоляторе.
Изолятор или палата социальной адаптации, или приёмно-карантинное отделение, или палата интенсивного наблюдения — названий много, но сущность, как и помещение, одна.
В вышеуказанное заведение помещаются проживающие без соответствующего медицинского освидетельствования, исключительно согласно субъективному мнению работников ЧОП, административных работников всех уровней, а также непосредственно директора Баранова Н.Н. и заместителя директора Лучникова В.Ю.
Помещение изолятора не предусмотрено для пребывания в нём инвалидов-колясочников, там отсутствует проезд в санузел, соответственно инвалид не может без посторонней помощи сходить в туалет, умыться и так далее. А сроки пребывания (задержания) в изоляторе колеблются от 3-х суток и более, в зависимости от желания и настроения Лучникова В.Ю.
А ведь статью Конституции РФ о неприкосновенности личности никто не отменял: «Никто не может быть лишен свободы, иначе как по приговору суда».
В случае ухудшения состояния здоровья задержанного проживающего (повышение температуры, приступы в том числе эпилептические, повышение или понижение давления и другое) медицинская помощь не оказывается.
Для помещения в изолятор, проживающих забирают не только в местах общего пользования, но также из комнат, поднимают спящих с кровати и так далее.
При помещении в изолятор изымаются мобильные телефоны.
К слову сказать, о превышении служебных полномочий работниками ЧОП: при возвращении с прогулок проживающие подвергаются унизительному обыску.
О гостях.
В интернате существует гостиница, однако приезжающих издалека родственников проживающих там не размещают, служит она исключительно интересам директора и администрации (банкеты, застолья, корпоративы и, конечно, встречи высокопоставленных проверяющих).
О переселениях.
В пределах дома-интерната производятся бесконечные, по неизвестным причинам, переселения: из комнаты в комнату, с этажа на этаж, из блока в блок. При переселениях абсолютно не учитываются пожелания проживающих, их совместимость и другое.
О материальном обеспечении и финансировании.
До проживающих не доводятся сведения о регламентированном количестве носимых вещей положенных на каждого. Получение той или иной вещи сопряжено с проблемами: нет в наличии, отсутствие на складе и тому подобное.
Получаемые вещи заведомо низкого качества. На вопросы из-за чего такая ситуация, ответ – всё зависит от поставщика. Но кто же с ним заключает договора?
На общем собрании директор Баранов Н.Н. объявил о том, что финансирования на ремонт дома-интерната нет, а поэтому желающие сделать ремонт в комнате должны заплатить по 4 500 рублей. Причём ремонт будет производиться штатными работниками (маляры, штукатуры). То же касается покупки оконных блоков, дверей, замков и другого.
В интернате остро ощущается нехватка мебели первой необходимости (тумбочки, шкафы, кровати и так далее). На фоне этого в кабинет директора приобретается новая мягкая мебель.
Директор, как любитель животных, планирует приобрести лошадь. Зачем? Для кого? А на мебель и ремонт денег нет.
Ни для кого не секрет, что на содержание инвалидов и престарелых, проживающих в домах-интернатах государством выделяются средства и отнюдь не маленькие. Кроме того, из наших пенсий 75 процентов отчисляются на счёт дома-интерната. Назревает вполне законный вопрос: куда же они расходуются? На процветание администрации дома-интерната или для проживания инвалидов и престарелых в достойных человека условиях?
Неоднократные жалобы в Департамент социальной защиты Кемеровской области никаких результатов не приносят. Приезжающих с проверкой проживающие не видят. Проверяющих внутренние проблемы не интересуют. Проверки носят чисто фиктивный характер.
Томмер Н.А., Чепурнов Н.П., Батыршин И.А., Лебединец П.А., Шапкин М.В., Бессонов Е.А., Коробов В.П., Соловьёв В.А., Свиридов Э.Ю., Ганжа Д.Е., Бастрыгин В.А., Саворенко А.А., Фадеева Е.Н., Бурко Л.П., Плетнёв В.А.
Комментарий сайта «Правовой Новокузнецк».
Этот текст 19 января 2011 года инвалиды направили губернатору с помощью раздела «Письмо Тулееву» Интернет-сайта «Кузнецкий тракт».
А в конце января 2011 года один из авторов этого письма – Максим Валерьевич Шапкин в своей комнате выпил немного водки с товарищем по палате. Случившееся увидела медсестра и вскоре за нарушителями «сухого закона» в их комнату пришел охранник ЧОПа. Чоповец укатил обоих инвалидов-колясочников из их палаты в изолятор и запер их там. В изоляторе в этот момент уже находился один узник.
При этом охранник не заметил сотовый телефон, который находился под одеждой арестанта Шапкина. Здесь необходимо сообщить, что Максим Валерьевич раньше работал следователем прокуратуры Заводского района, а его начальником был заместитель районного прокурора Михаил Васильевич Платов. Нынче М.В. Платов трудится в должности прокурора Новокузнецка.
В общем, Максим Валерьевич Шапкин прямо из изолятора позвонил по прямому номеру своему бывшему руководителю и сообщил прокурору Новокузнецка, что в доме-интернате совершено преступление, предусмотренное статьей 127 Уголовного кодекса России: Незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, группой лиц по предварительному сговору, в отношении двух или более лиц.
В тот же день в дом-интернат прибыл представитель прокуратуры Новоильинского района: осмотрел изолятор, взял объяснительные со всех трех узников (которых он обнаружил там запертыми), а от Максима Валерьевича Шапкина принял ещё и заявление. При этом работник прокуратуры не мог не видеть, что пленники не пьяны: с запахом, но в адекватном состоянии, уверенно ориентируются во времени и пространстве.
Кстати, инвалидов освободили из «тюрьмы» только спустя час после того, как их покинул работник прокуратуры. Видимо, слуга закона, выйдя из изолятора, направился к руководству дома-интерната и работнику прокуратуры понадобился целый час, чтобы убедить администрацию прекратить безобразие.
Собранные в доме-интернате документы (23 листа) районная прокуратура направила в городской следственный комитет. Думается, здесь дадут правовую оценку и другим фактам, о которых инвалиды сообщают губернатору. К примеру, об обысках жильцов дома-интерната, когда они возвращаются с прогулки. Делается это для того, чтобы отнять у инвалидов спиртное. Но бутылки с огненным напитком – это собственность совершеннолетних людей, которую они легально приобрели за свои деньги. Изъятие собственности очень похоже на преступление, предусмотренное статьей 161 Уголовного кодекса России (Грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества).
А как оценить такую историю. В прошлый раз, когда Максима Валерьевича Шапкина тоже надолго запирали в изолятор, у него поднялась температура. Сжалился над узником только охранник, который (на глаз поставив диагноз) дал пленному какие-то свои таблетки, которые он в тот день взял с собой на смену. Медицинской помощи в этой «палате интенсивного наблюдения» инвалид в тот раз так и не дождался.
Кроме того, специальное лицензионно-разрешительное подразделение милиции, которое контролирует частные охранные предприятия, видимо, захочет выяснить, почему чоповцы, охраняющие дом-интернат, обыскивают его постояльцев, изымают их собственность (как спиртное, так и сотовые телефоны) и лишают людей свободы? И кто им это поручил? Ведь охранники явно делают это не по собственной инициативе.
Хочется знать, как за нарушение Федерального закона «О частной детективной и охранной деятельности» будут наказаны работники ЧОПа? Лишат ли лицензий как самих охранников, так и их предприятие?
Правильно ли поступает власть, доверив охрану инвалидов и престарелых этому охранному предприятию?
А руководство Новокузнецкого УВД, надеемся, заинтересуется таким вопросом: а куда смотрит Новоильинская милиция? По словам инвалидов, если им удавалось сохранить свои сотовые телефоны, когда их помещали в изолятор, они не раз звонили в местную милицию с просьбой освободить их из заключения и наказать виновных. А когда в дом-интернат из районной милиции приходила женщина-лейтенант, которая курирует это заведение, пострадавшие не раз сообщали ей о том, что здесь лишают людей свободы. Результат таких заявлений – нулевой. Хочется знать, кто и как в Новоильинском РОВД будет наказан за укрытие сообщений о преступлениях?
Конечно, бороться с пьянством необходимо. В сводке происшествий УВД не раз регистрировались факты пьяных поножовщин в домах инвалидов и престарелых, нападений перепивших постояльцев на персонал и даже убийства. Но нельзя устанавливать «сухой закон», запрещать традиционную рюмку спиртного в праздник, чесать всех под одну гребенку, заниматься самоуправством.
Мы обязательно отследим, чем закончится проверка заявления на имя губернатора и проверка заявления в прокуратуру. Будем искать ответы на все вопросы, заданные выше.
Просмотров: 2148 | Добавил: ВАРВАРА2398 | Теги: Новокузнецк, конституция, губернатор, инвалиды | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar