Главная О нас Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Категории раздела
Виктор Сова [2]
ЧеновичОк однако(с)
Валентина Чайка [2]
РЕСУРСЫ
Мережа активістів правозахисного руху

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
ОТОБРАЗИТЬ НА
Вход на сайт

Поиск
Календарь
«  Май 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Друзья сайта
Главная » 2008 » Май » 1 » Поговорим о деньгах.
06.09
Поговорим о деньгах.
Главный закон современного мира - корысть
 
«Нет более верного и действенного способа ниспровержения основ существующего общественного устройства, нежели подрыв денежной системы. Этот процесс пробуждает все разрушительные силы, скрытые в экономических законах, а сама болезнь протекает так, что диагноз не может поставить ни один из многих миллионов человек» 
Д. Кейнс

…Поэтому начнём изучение предмета издалека: с самого начала.

            Всё началось с того, что ростовщики (межрегиональные частные банковские структуры) признали в качестве средств платежа в меновой торговле, наравне с золотом и серебром, разного рода долговые расписки. До этого платежи осуществлялись исключительно золотом и серебром.

Затем банкиры выпутили «банкноты» (по-русски – банковская записка) в объёме учтённых в банке векселей (долговых расписок). Потом к банкам присоединилось государство, начавшее выпускать в качестве средств платежа казначейские билеты – ассигнации (от присвоить значение, отождествлять), на которых сообщалось, что они обеспечены «достоянием государства».

            Так в качестве средств платежа стали выступать «ценные» бумаги государственного и частно-банковского выпуска. Разница между ними со временем забылась для большинства населения, хотя первоначально она была значима, поскольку за банкротства банков, выпустивших банкноты, государство не отвечало, а за государственные казначейские билеты не отвечали частные банки.

            Эти бумажные кредитные деньги стали первым «воображаемым» продуктом в мире реальных золотых и серебряных финансов того времени.

            Эти банкноты и ассигнации являлись по своему существу просто раскрашенными бумажками. Но они обеспечивались золотом. Каждому, кто предъявлял такую бумажку, банкир выдавал соответствующее количество драгоценного металла.

            Со временем банкиры сообразили, что по теории вероятности все вкладчики в их банках одновременно не обратятся за получением своего золота и потихонечку стали наращивать количество этих бумажек (банкнот), но уже ничем не обеспеченных, всё больше и больше. Этот процесс разрезания бумаги на кусочки (банкноты) продолжается и по сию пору.

Увеличение количества денег вызывает то, что называется инфляцией[1]. Инфляция выгодна тем, кто деньги «рисует», остальные терпят убыток за счёт уменьшения платёжеспособности рубля (на каждый рубль можно купить всё меньше и меньше). Т.е., богатства начинают перетекать к хозяевам печатного станка. Введение новых денег, необеспеченных реальными ценностями, по сути, является грабежом населения (действительно, подумайте: чем отличается увеличение стоимости, например, коммунальных услуг, без реального изменения качества этих услуг, от обычного воровства?).

            Когда масштабы цен становятся уже совсем безобразными, объявляется очередная денежная реформа, в результате которой накопившиеся нули на денежных знаках просто отбрасываются. И весь процесс начинается сначала.

            Если когда-то говорили: «надёжно, как в банке», то сегодня говорят: «трёхлитровая банка надёжней». Если раньше банковские долги были ликвидны (т.е., обеспечивалась реальным содержанием – золотом), то сегодня банковская ликвидность является весьма относительным понятием – только 10% того, что должны банки своим клиентам, действительно может быть оплачено. И любые проблемы, возникшие на финансовом рынке, рушат, казалось бы, такие большие и авторитетные банковские корпорации. Просто в таких ситуациях все клиенты банков сразу хотят взять обратно свой капитал, а взять-то там нечего.

            Фактически, эпоха меновой торговли продолжалась до середины ХХ века, пока в обществах поддерживалось обращение золотых и серебряных монет и обмен на них бумажных денег и сумм на банковских счетах в однозначно определённом соотношении: номинал – количество золота. Причём на монетах номинал не мог существовать в отрыве от золота, как ныне существует сам по себе. Это порождало определённые свойства кредитно-финансовой системы на основе золотого стандарта.

            Эпоха меновой торговли завершилась только с прекращением хождения монет из драгоценных металлов и прекращением обмена бумажных денег и сумм на банковских счетах на такого рода монеты или же на развесное золото и серебро в слитках. Золото утратило роль инварианта и стало рядовым товаром, что официально признал Международный валютный фонд ещё в 1976 году.

            С утратой золотом роли инварианта (всеобщего стандарта) деньги (номиналы средств платежа) и все прочие финансовые номиналы (кроме денег роль средств платежа и расчётов играют следующие «воображаемые» продукты: акции, кредиты, дотации, налоги) стали просто числами, очищенными от их материальных носителей. В связи с этим в обществе обострилась древняя проблема: защитить себя от производства дополнительных средств платежа: лишние деньги вызывают инфляцию.

            До эпохи появления бумажных кредитных денег эта проблема решалась большей частью сама собой на основе неразрывной связи номинала денег и количества драгоценного металла, на котором он был отчеканен, определявшего покупательную способность в меновой торговле тех лет.

            Поскольку количество золота и серебра, доступных обществу было ограничено, а проблему философского камня, обращавшего всё в золото, мог решить не каждый, то новой номинальной платёжеспособности (то есть, денег) взять было неоткуда.

            (Единственное значимое нарушение этого положения – примерно трёхкратный рост цен в Испании при золотом обращении, свершившийся в течение столетия после открытия и начала ограбления Американского континента.)

            Теперь такого автоматизма нет, вследствие чего объём вводимых денег (т.е. по существу чисел)  в дополнение к уже находящимся в обращении деньгам (числам) определяется произвольно деятельностью:

·        легальной – высших государственных чиновников,

·        и нелегальной – фальшивомонетчиков, фальшивокупюрщиков и хакеров – специалистов по несанкционированной деятельности в чужих компьютерных системах (стало актуально с появлением компьютерных сетей и автоматизированных расчётов через эти сети).

При этом качество чисел (денег и других номинальных платёжеспособностей), вводимых в оборот нелегально, зачастую, ничуть не хуже качества чисел, вводимых в оборот чиновниками государства легально: это означает, что ныне возможны ситуации, в которых между современными «фальшивомонетчиками» и легальными госчиновниками нет никакой разницы; вопрос только в том, как оформить легального чиновника юридически на те же нары, что и «фальшивомонетчика».

(На новом историческом этапе становится актуальным анекдот эпохи Екатерины II:

Глава клана уральских заводчиков Демидов крупно проигрался Екатерине II в карты. Расплачиваясь с царицей серебряными монетами, он был вопрошён:

- Рубли-то, твои или мои? – поскольку его подозревали, что вместо того, чтобы сдавать добываемое серебро в казну по определённой цене, он некоторую его часть утаивает и чеканит на своих заводах вполне не фальшивые русские государственные деньги, не уступающие качеством тем, что производил государственный монетный двор в Петропавловской крепости.

На прямо поставленный вопрос Демидов скромно ответил: «Все мы твои, матушка…»).

На самом деле, назначение денег любого государства: обслуживать производство (сопровождать процесс производства, обеспечивая объединение отдельных хозяйствующих субъектов в одно целое)  и внешнюю торговлю. Поэтому количество денег должно быть таковым, чтобы его хватало для обеспечения бесперебойного функционирования экономики и распределения произведённых благ между субъектами общества в соответствии с экономическим вкладом. Увеличение или уменьшение количества денег и вызывает диспропорции, которые могу развалить любое государственное хозяйство (в связи с этим, предложение вернуться к золотому стандарту, когда золото является средством платежа, необоснованно: золота просто не хватит для обеспечения всё возрастающих материальных благ современного общества, а нехватка средства платежа вызовет дефляцию – дефицит денег, что также отрицательно скажется на экономике общества).

Обеспечение надёжной работы экономики возможно только при увеличении объёма денег точно в соответствии с увеличением объёма реального экономического эффекта (увеличения товаров, услуг и т.п.).

Добавим,
что увеличение скорости обращения денег в обществе также создаёт инфляцию, так как сопровождение процессов производства и распределения одной и той же купюрой успевает произойти несколько раз. То есть, если нам достаточно одного рубля для оплаты товара, но этот рубль успел быстро пробежать по всей финансовой цепочке и вернуться к тому же хозяину, то у него теперь, как бы, второй рубль, а купить на этот рубль уже нечего.

 

Категория: Виктор Сова | Просмотров: 1608 | Добавил: coba | Рейтинг: 4.0/4
Всего комментариев: 0
avatar